Родился: 10 [22] апреля 1899, Санкт-Петербург 
Умер: 2 июля 1977, Монтрё

Отец — Владимир Дмитриевич Набоков (1869—1922), юрист, известный политик, один из лидеров Конституционно-демократической партии (партии кадетов), происходил из русского стародворянского рода Набоковых. Мать — Елена Ивановна (урождённая Рукавишникова; 1876—1939), дочь богатого золотопромышленника Рукавишникова. У Владимира было два брата и две сестры.

Дед по линии отца, Дмитрий Николаевич Набоков, был министром юстиции в правительствах Александра II и Александра III, бабушка по линии отца Мария Фердинандовна, баронесса фон Корф (1842—1926), дочь барона Фердинанда-Николая-Виктора фон Корфа (1805—1869), немецкого генерала русской службы. Дед по линии матери Иван Васильевич Рукавишников (1843—1901), золотопромышленник, меценат, бабушка по линии матери Ольга Николаевна Рукавишникова, урождённая Козлова (1845—1901), дочь действительного тайного советника Николая Илларионовича Козлова (1814—1889), выходца из купеческой семьи, ставшего врачом, биологом, профессором и начальником Императорской медико-хирургической академии и главой медицинской службы русской армии.

В обиходе семьи Набоковых использовалось три языка: русский, английский и французский, — таким образом, будущий писатель владел тремя языками с раннего детства. По его собственным словам, он научился читать по-английски прежде, чем по-русски. Первые годы жизни Владимира Набокова прошли в комфорте и достатке в доме Набоковых на Большой Морской в Петербурге и в их загородном имении Выра (под Гатчиной).

Образование своё Владимир начал в Тенишевском училище в Петербурге, где незадолго до этого учился Осип Мандельштам. В это время литература и энтомология становятся двумя основными увлечениями Набокова.

Осенью 1916 года, за год до Октябрьской революции, Владимир Набоков получил имение Рождествено и миллионное наследство от Василия Ивановича Рукавишникова, дяди со стороны матери. В этот период Набоков выглядел весёлым юношей, производил впечатление своим «шармом» и «необыкновенной чувствительностью» (З. Шаховская). В том же году он, ещё будучи учеником Тенишевского училища, на собственные деньги издал в Петербурге под своей фамилией первый поэтический сборник «Стихи» (68 стихотворений, написанных с августа 1915 по май 1916). Впоследствии сам Набоков стихов из этого сборника никогда не переиздавал.

Октябрьская революция заставила Набоковых перебраться в Крым, где к Владимиру пришёл первый литературный успех.

Проживая в Ялте, в Ливадии, Набоков знакомится с Максимилианом Волошиным, который посвящает его в метрические теории Андрея Белого. 

В апреле 1919 года, перед тем, как Крым перешёл в руки большевиков, семья Набоковых навсегда покинула Россию. Некоторые из семейных драгоценностей удалось вывезти с собой, и на эти деньги семья Набоковых жила в Берлине, в то время как Владимир получал образование в Кембриджском университете (Тринити-колледж), где он продолжал писать русскоязычные стихи и перевёл на русский язык «Алису в Стране чудес» Льюиса Кэрролла (в переводе Набокова книга стала называться «Аня в стране чудес»). 

В марте 1922 года был убит отец Владимира Набокова Владимир Дмитриевич Набоков. Это произошло на лекции П. Н. Милюкова «Америка и восстановление России» в здании Берлинской филармонии. В. Д. Набоков попытался нейтрализовать стрелявшего в Милюкова черносотенца, но был застрелен его напарником.

Берлин (1922—1937)

В 1922 году Набоков переезжает в Берлин, где зарабатывает на жизнь уроками английского языка. В берлинских газетах и издательствах, организованных русскими эмигрантами, печатаются его рассказы.

Франция и отъезд в США (1937—1940)

В 1936 году В. Е. Набокова была уволена с работы в результате усиления антисемитской кампании в Германии. В 1937 году Набоковы уезжают во Францию и поселяются в Париже, проводя также много времени в Канне, Ментоне и других городах. В мае 1940 года Набоковы бегут из Парижа от наступающих немецких войск и переезжают в США последним рейсом пассажирского лайнера «Champlain», зафрахтованного американским еврейским агентством ХИАС с целью спасения еврейских беженцев.

США

В Америке с 1940 до 1958 года Набоков зарабатывает на жизнь чтением курсов русской и мировой литературы в колледже Уэллсли и затем в Корнеллском университете, а также работой в энтомологической лаборатории Гарвардского музея сравнительной зоологии.

Творчество писателя

 Владимир Владимирович Набоков был русско-американским писателем, а также известным энтомологом, специализирующимся на бабочках - теме, по которой он написал несколько академических книг. Он написал девять романов на русском языке, но именно тогда, когда он начал писать на английском, он добился международного признания. Его замечательное достижение как прозаика состояло в том, что как русский он стал одним из величайших авторов английской литературной прозы. Его самый известный роман, « Лолита», стал американской классикой.

«Лолита» , наверное, самый противоречивый американский роман: главный герой, ненадежный рассказчик - профессор литературы средних лет по имени Гумберт Гумберт. Он одержим 12-летней Долорес Хейз, которую называет Лолитой, с которой он вступает в сексуальные отношения. Лолита быстро приобрела статус классика. Сегодня это считается одним из главных достижений американской литературы ХХ века. Он был адаптирован в фильме Стэнли Кубрика в 1962 году и в 1997 году Адрианом Лайном. Он также несколько раз был адаптирован для сцены, а также для оперы, двух балетов и бродвейского мюзикла. Оно прочно вошло в культуру, и слово « Лолита » стало использоваться для обозначения молодой девушки, рано развитой в сексуальном плане.

 Основные современные писатели, такие как Джон Апдайк , Томас Пинчон, Мартин Эмис, Салмон Рушди, Эдмунд Уайт, Дон Делилло и Джон Банвилл, испытали влияние стиля Набокова. У него была уникальная способность наполнять жизнь банальными предметами. Его проза вполне шекспировская в том, как он создает смыслы, используя окраску, запахи и звуки, раскрывая неожиданный смысл в своих словах. Под влиянием стольких писателей его влияние на художественную литературу последних пятидесяти лет было огромным. В частности, его способность наполнять даже самые тривиальные вещи жизнью, полной красок, запахов и звуков, придавая им правду и неожиданный смысл своим детальным взглядом, находя слова, чтобы оживить эту жизнь. Это оказало большое влияние на этих писателей.

У Набокова есть что-то общее с одним из великих прозаиков Англии ХХ века Джозефом Конрадом. Оба предпочли писать по-английски, хотя выросли в России и Польше соответственно. Возможно, совершенство их прозы связано с тем, что они смогли отойти от английского языка и взглянуть на него объективно. Конрад никогда не видел ничего, написанного на английском, и не слышал разговоров по-английски, пока он не покинул Польшу и не ушел в море молодым человеком, и не попал в англоязычную среду, тогда как Набоков выучил английский по учебникам и никогда не слышал демотический разговорный английский, пока не уехал в Америку. Об этом свидетельствует чистота его прозы.

Набокова сравнивают с поэтом Джоном Китсом за его технику соединения смыслов в уникальный образ. Пример подобного образа Китса можно найти в его « Оде соловью» : « О, черт возьми! Который долгое время был Cool'd в глубоко изрытой земле, Вкус Флоры и зелени деревенской, Танцы и Провансальские песни и загорелое веселье! О, за стакан, полный теплого Юга! » Известный пример того, что Набоков из « Лолиты » использует синестезию, - это слова Гумбера Гумбера о девушке, которой он одержим: «Лолита, свет моей жизни, огонь моих чресл. Мой грех, моя душа. Ло-ли-та: кончик языка совершает три шага вниз по небу, чтобы постучать в три ступени по зубам. Ло. Ли. Та. "